Я хочу рассказать о первом бизнес-инкубаторе продуктов питания, почему мы его создали и как он будет развиваться в ближайшие годы, почему именно сейчас важно и выгодно создавать подобные центры. Этот проект не просто модное ноу-хау, а решение многих проблем, перед которыми сейчас встает крупный бизнес на рынке питания. И это задел для развития на международный рынок.

В течение трех лет мы создадим международную сеть центров кулинарных стартапов Mabius и коммерческих кухонь по всему миру: после России бизнес-акселераторы откроются в Латвии, Англии и Китае. Центр помогает начинающим предпринимателям создать стабильный бизнес  или масштабировать малое предприятие. От бизнес-плана, разработки рецептуры, дизайна и маркетинга до поиска поставщиков и выхода в торговые сети — все это вместе с ними пройдут специалисты и эксперты центра. А главное, мы инвестируем в перспективные проекты: до 25 млн в каждый.

Если российский центр сосредоточен на работе на российском рынке, международные центры будут направлены на разработку новых технологических решений с использование российского сырья и для выхода на азиатские рынки. Вложения в проект составят более 25-30 млн долларов.

Почему мы делаем это? Я бы выделил общий тренд, который сегодня заметно меняет пищевую индустрию — увеличение потребления нишевых, персонализированных товаров во всем мире, особенно это заметно на рынках с растущей экономикой: Россия, Китай, Индия.  У этого феномена так же есть другой термин – «длинный хвост», или, если говорить проще, увеличение стоимости и спроса на нишевые товары.

Длинный хвост — это большие суммарные продажи нишевых товаров по сравнению с «головой» графика продаж, где располагаются хиты. Этот термин ввел в в 2004 году редактор журнала The Wired Крис Андерсон, проанализировав продажи крупнейших магазинов. Длинный хвост, на который долго не обращали внимание, сейчас может генерировать половину выручки не только на рынках продажи музыки и книг, но теперь и на рынке еды.

И доля «длинного хвоста» во многих направлениях растет, так крафтовое пиво стало «угрозой» промышленного пивоварения в США. Но лидеры рынка, такие, как P&G,Unilever, LEGO, FIAT, Peugeot, Kraft, Vodafone, Philips, Starbucks, IBM и многие другие, быстро сориентировались и начали анализировать и использовать идеи, которые появляются в этой среде.

Взять, к примеру, бренд смузи innocent, который вырос из хендмейда в одного из лидеров рынка напитков Англии и был куплен компанией Coca-Cola. Или Red Bull – сначала это был напиток для экстремалов, теперь – мейнстрим.

С увеличением электронной коммерции эта тенденция растет еще сильнее и быстрее.  Интернет – это «бесконечная полка», аренда на которой ничего не стоит, в отличие от реальных супермаркетов. И Россия в этом плане не отстает от всего мира, доля нишевых продуктов растет и будет расти, как и соотношение электронных покупок к оффлайн.

И эта тенденция перекинулась и в оффлайн: если раньше мы все видели на полке в магазине 3 вида, например, муки, теперь их десятки разных видов, и так по каждой категории продукта. А откуда брать новые продукты, как успевать выводить их на рынок? Классические RnD отделы больших компаний уже не справляются – и прибегают к «помощи зала».

Как представитель крупного бизнеса, я четко вижу, как компании подстраиваются под современные условия и меняют стратегию развития, делая ставку на работу с потребителями и малым бизнесом, используют краудтехнологии. Такой подход позволяет снизить расходы на разработку и вывод новых товаров на рынок до 60 процентов.

ссылка